Просто потому, что иначе я в конце концов забуду это написать. А надо. И при этом - без ката.

Когда я пришел в плешку (в ту пору - РЭА им. Плеханова) был 2005 год. Я был аспирантом первого года, педагогического опыта со студентами на тот момент не имел. Три года (вроде бы, если мне склероз не изменяет) я отработал там почасовиком, еще два - по контракту на основном месте работы. Ушел по собственному желанию, без давления на меня, но в основном по причине тех тенденций, о которых собственно и напишу ниже. Возвращаться пока что не намерен.

Теперь об этих самых тенденциях.
Сначала дела учебные.
Когда я пришел в плешку, у меня была почасовка - 300 академических часов в год, так называемые "индивидуальные занятия" на факультете информатики. Суть этих занятий заключалась в том, что я разбирал вопросы, которые задавали студенты после прослушивания лекций, консультировал при каких-то конкретных проблемах ("а как решить вот эту задачу"), а также проводил с ними коллоквиум. Матанализ, первый курс, естественно. Так вот. Матанализ в первом семестре был каждую неделю - лекция и семинар, плюс индивидуальные занятия по субботам. Минимум 16 недель. Кроме того, в нагрузку входили три контрольных в семестре - час на человека, экзамен - полчаса на человека. Дети ходили достаточно неплохо и были заинтересованы в том, чтобы учиться. И у них было время на то, чтобы выучить и разобраться, если они того хотели. Плюс к тому был коллоквиум - как возможность показать тем, кто ленится, жареного петуха.
Часы на матанализ сокращали каждый год.
Когда я уходил из плешки, матанализ в первом семестре был 12 лекционных недель и 12 недель семинаров, причем не подряд - лекция и семинар в неделю, а "лесенкой" - в начале семестра несколько недель только лекции, в конце семестра несколько недель только семинары. Контрольные работы были урезаны до получаса в семестре на человека, часы за экзамен на момент моего ухода не урезались. Времени на коллоквиум уже не было, его никто не собирался оплачивать и записывать в часы, и коллоквиум исчез. Сильно уменьшилось и желание детей учиться - в один из последних годов моей работы у нас более 20% группы не явилось на экзамен, к примеру.
По точным данным разведки, в этом году часы успели урезать еще раз - теперь вместо всех контрольных у нас осталась 0.1 часа (одна десятая часа) на человека в семестре на так называемое "тестирование", и часы за экзамен уменьшились до 0.2 часа на человека.

Теперь прочие "побочные эффекты".
Когда я пришел в плешку, я увидел достаточно старое здание, не находящееся тем не менее в катастрофическом состоянии. Старые доски, на которых тем не менее без труда можно было писать мелом. Вменяемую охрану. Специальное помещение для отдыха преподавателей, где была возможность посидеть в перерыве между парами, бесплатно выпить чаю и достаточно дорого (по ощущению того момента, а финансы у меня тогда были урезанные, как сейчас понимаю - не слишком дорого) поесть горячей еды. Буфеты на этажах, где еда была безусловно дорогой, но буфетов было много.
Преподавательскую закрыли через год после моего прихода, по ощущению - тогда же, когда ректором стал Гришин.
Когда я уходил из плешки, ее отремонтировали. Впрочем, ремонт и плешка - это отдельная песня. Вечная. Один только вестибюль третьего ("главного") корпуса на моей памяти отделывали разными способами дважды. Сменили доски, причем частично - на маркерные. Как следствие, возникла мания "экономии маркеров". К моменту моего ухода она уже прекратилась, но в промежутках было... занятно, скажем так. Часть новых досок оказалась существенно меньше старых, что не способствует чтению лекций по математическим дисциплинам. Поставили турникеты на входе. Ввели электронные пропуска. Полностью сменили охрану. Урезали техничкам и работникам гардероба зарплату. Убрали буфеты с этажей третьего корпуса - кроме двух, насколько я помню. Закрыли кафе на первом этаже, оставили только столовую, в которую невозможно попасть ни в какой из перерывов.
На текущий момент, по точным данным разведки, изменения продвинулись дальше. Во-первых, теперь во всех коридорах и многих аудиториях плешки есть камеры. Они функционируют, но особого смысла не несут - замечены постоянные баги в работе и путаница по вопросу того, какая группа и где сидит. Зато наглядно виден уровень доверия администрации к работникам и студентам. Во-вторых, в административный корпус плешки теперь закрыт доступ студентам (по студенческим карточкам). Что не может не вызывать вопросов. В третьих, в результате очередного ремонта перед плешкой возник фонтан (говорят, на сумму в несколько десятков миллионов рублей). Буфеты на этажах вернулись, правда в количестве меньшем, чем было на момент моего прихода. И находятся эти буфеты "в трех состояниях - нет воды, нет еды, нет ничего". В столовой почти полностью (кроме одного человека) сменился состав работников. Дважды. По причине низкой зарплаты и странного подхода к контролю качества, говорят. Ну и последняя новость - согласно новым веяниям от МинистерстваБезОбразования, плешку объединяют с неким самарским экономическим вузом.
Вы хотите, чтобы Ваши дети учились в самарском экономическом вузе? Вам нет нужды переезжать в Самару - этот вуз уже в Москве. Отправьте Ваших детей в плешку.

@темы: расстановка палочек над Т, за образование, ТАСС уполномочен заявить